«Спираль тишины». Как на самом деле думают люди?

Как думают люди?Давайте посмотрим, как работает спираль тишины и как ее понимание может дать нам более реалистичную картину мира.
egomir

Из за желания соответствовать другим, мы далеко не всегда говорим то, что думаем. Мы выражаем только те мнения, которые кажутся безопасными. Вот как работает спираль молчания и как мы можем узнать, что на самом деле думают люди.

Спираль тишины.

Будьте честны: как часто вы готовы высказать свое истинное мнение, не опасаясь осуждения? Как часто вы “прикусываете язык”, потому что придерживаетесь непопулярных взглядов? Как часто вы вообще избегаете высказывать какое-либо мнение из-за страха неверно оценить ситуацию?

И речь здесь не о пресловутой “свободе слова”. Люди априори крайне редко говорят то, что думают. Вместо этого они стараются взвесить ситуацию и соответствующим образом скорректировать свои взгляды. Это сводится к «спирали молчания», теории человеческого общения, разработанной немецким исследователем Элизабет Ноэль-Нойман в 1960-х и 1970-х годах. Теория объясняет, как группы формируют коллективные мнения и как мы принимаем решения по обсуждаемым темам.

Давайте посмотрим, как работает спираль тишины и как ее понимание может дать нам более реалистичную картину мира.

Как работает спираль молчания.

Согласно теории Ноэль-Нойман, наша готовность выразить мнение является прямым результатом того, насколько популярным или непопулярным мы его воспринимаем.

Если мы думаем, что какое-то мнение не популярно, мы избегаем его высказывать. Если мы думаем, что это популярно, мы постараемся показать, что думаем так же, как и другие.

Противоречие также является важным фактором. Мы готовы подискутировать в рамках популярного мнения, но в большинстве случаев, считаем бесспорным — непопулярное. Мы исполняем этот “сложный танец” всякий раз, когда разделяем взгляды на чьи-либо моральные устои.

Наше представление об уровне «безопасности» озвучивать ту или иную точку зрения, исходит из подсказок о том, во что верят все остальные. Мы производим внутренние расчеты на основе таких данных, как сообщения центральных СМИ, обсуждений коллег во время перерывов на кофе, что наши друзья публикуют на Facebook, или предыдущие реакции окружающих на то, что мы говорили ранее.

Мы также взвешиваем конкретный контекст своих высказываний, основываясь на таких факторах, как то, насколько мы анонимны, или могут ли наши заявления быть записаны.

Будучи социальными животными, у нас есть веские основания осознавать опасность от высказывания своего мнения. 

Сплоченные группы склонны придерживаться схожих взглядов. Любой, кто выражает непопулярное мнение, рискует подвергнуться социальной изоляции или даже изгнанию в конкретном контексте или в целом. Это может быть выражено в увольнении с работы или даже судебных санкциях. 

Могут наступить менее официальные социальные последствия. Например, если люди будут менее дружелюбны или перестанут  общаться с вами. Ну а те, кто согласен с вашими непопулярными взглядами, будут молчать, чтобы их не постигла та-же участь.

Избегание социальной изоляции — важный инстинкт. С точки зрения эволюционной биологии, оставаться частью группы важно для выживания, поэтому людям необходимо хотя бы делать вид, что они разделяют те же взгляды, что и все остальные. 

Единственный вариант, когда кто-то будет чувствовать себя в безопасности, высказывая противоположное мнение, — это если он думает, что группа поддержит его, или последствия выражения своего мнения будут как минимум незначительными. 

Но эволюционная биология не просто диктует, как вести себя индивидам, — она ​​в конечном итоге формирует сообщества. Для нас практически невозможно выйти за пределы этой потребности в принятии.

Петля обратной связи как-бы “увлекает”, подталкивает мнения меньшинства к все меньшей и меньшей заметности, — поэтому Ноэль-Нойман использовала слово «спираль». 

Каждый раз, когда кто-то выражает мнение большинства, он укрепляет уверенность окружающих в том, что это безопасно. Каждый раз, когда кто-то получает негативную реакцию за высказывание мнения меньшинства, любой, разделяющий его мнение получает сигнал опасности.

Пример “спирали тишины”.

Опрос, проведенный Pew Research в 2014 году среди 1801 взрослого американца, изучил распространенность “спирали молчания” в социальных сетях. Исследователи спрашивали людей об их мнении по одной общественной проблеме: разоблачения Эдварда Сноудена в 2013 году о слежке правительства США за телефонами и электронной почтой граждан. Они выбрали этот вопрос, потому что, несмотря на противоречивость, предыдущие опросы предполагали примерно равный раскол в общественном мнении относительно того, были ли утечки оправданными или было ли такое наблюдение за гражданами разумным.

Опрос респондентов об их готовности делиться своим мнением в различных контекстах показал, как разворачивается спираль молчания. 86% опрошенных были готовы обсудить этот вопрос лично, но лишь примерно половина респондентов согласились поделиться об этом в социальных сетях. Из 14%, которые не стали бы обсуждать утечки информации о Сноудене лично, почти никто (0,3%) не захотел обратиться к социалкам.

Как лично, так и в Интернете, респонденты сообщили о гораздо большей готовности делиться своими взглядами с людьми, которых они знали, которые с ними согласны — в три раза чаще на рабочем месте (знали лично) и в два раза чаще при обсуждении в Facebook.

Последствия спирали молчания.

Конечным результатом спирали молчания является момент, когда никто публично не выражает мнение меньшинства, независимо от того, сколько людей этому верят. 

Первое следствие —  наша картина того, во что верит большинство людей, не всегда точна. Многие люди имеют мнения, которые никогда не высказали бы своим друзьям, коллегам, семьям или подписчикам в социальных сетях.

Второе значение состоит в том, что возможность разногласий снижает вероятность того, что мы вообще высказываем свое мнение, если конечно не пытаемся разжечь конфликт. В вышеупомянутом опросе, людям было удобнее обсуждать спорную историю лично, чем в Интернете. Мнение, высказанное в Интернете, имеет гораздо большую потенциальную аудиторию, чем мнение, высказанное лицом к лицу, и труднее точно знать, кто его увидит. Оба эти фактора увеличивают риск несогласия.

Если мы хотим понять, что на самом деле люди думают о чем-то, нам нужно исключить возможность наступления негативных последствий для них.

Например, представьте руководителя, который часто устанавливает слишком сжатые сроки, вызывая огромный стресс в своей команде. Все знают, что это проблема, и обсуждают ее между собой, признавая, что более реалистичные сроки будут мотивировать, а нереалистичные — просто деморализуют. Однако никто не хочет ничего говорить, потому что они слышали, как начальник говорил, что люди, которые не могут справиться с давлением, не подходят для этой работы. Так что если этот менеджер запросит отзывы подчиненных о своем стиле руководства, он не услышит того, что ему нужно услышать.

Третье следствие заключается в том, что то, что кажется внезапным изменением основных мнений, на самом деле может быть результатом сдвига в том, что приемлемо для озвучивания, а не в том, что люди на самом деле думают. 

Например, изменение законодательства может заставить людей спокойно говорить о том, о чем они уже думали. Так в странах, где легализовано употребление марихуаны в лечебных целях — люди могут свободно рассказывать своим коллегам, что употребляют этот наркотик и считают его безвредным. Даже если бы это было правдой, до легализации марихуаны, говорить об этом было бы слишком чревато, поэтому люди зачастую лгали или уклонялись от темы. 

Создается иллюзия, что общепринятые мнения сильно меняются за короткое время.

Четвертое следствие состоит в том, что имеющие возможность донести свое мнение до большего числа людей, сторонники точки зрения меньшинства, могут в конечном итоге иметь непропорционально сильное влияние на общественный дискурс. 

Хотя во времена Ноэль-Нойман это было не так, сейчас Интернет позволяет активному меньшинству представить свое мнение гораздо более распространенным, чем оно есть на самом деле, и, следовательно, более приемлемым. В самом деле, самые крайние взгляды в любом спектре нашей жизни, могут в конечном итоге казаться наиболее нормальными в Интернете, потому что у людей с умеренным мнением меньше стимула высказываться.

В анонимной среде, спираль тишины может в конечном итоге развернуться вспять, делая самые незначительные взгляды самыми распространенными.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: